Конечно, это свинство со стороны Мазая анонсировать выступление которое уже прошло, но педантичный дед решил таки отписаться по итогам своего похода, поскольку молчание было бы еще большим свинством.

В пятницу Мазай ушлепал на выступлении Элла Фостера. (Al Foster Quartet) который в этот приезд давал три концерта в Клубе Союза Композиторов.
Классные музыканты, классное исполнение, но Мазаю такой классический джаз не очень-то в цвет. Для него он кажется сухим и слишком академичным. Дед называет его стеклянным, поскольку нет в нем того, что придает особый колорит композициям: нет милой непосредственности, нет шарма, нет лирики, нет в нем живых ноток.

Вот, например: есть ночь, а есть южная ночь; есть поле, а есть луг; есть запах, а есть аромат. Конечно, можно восхищаться и арифметическими формулами (и таких любителей Мазай встретил в тот вечер немало), но искушенному любителю зайцев милей более гармоничные и мелодичные формы джаза.

Хотя, конечно, нужно отдать должное Элу, который мастерски владеет искусством извлекать звуки из ударных. Барабанные палочки в его огромных ручищах казались китайскими палочками для суши, но, при кажущейся неуклюжести, он вытворял такое, что Мазай пару раз ловил себя на мысли, что ему нужно закрыть рот, поскольку мазайский столик был у самой сцены и дебиловатый вид дедушки мог быть истолкован музыкантами превратно.
Своими «граблями» Эл мог без труда барабанить черенками от лопат, но славакришне, до этого еще не додумались и палочки мелькали вокруг барабанов как крылья колибри вокруг цветков, кружа напару с ромом голову Мазаю.

Кроме Мазая, в клубе были замечены российские звезды джаза: Бутман с женой, О.Киреев с командой, Кузнецов... Наверное, были еще другие не известные ему джазисты, поскольку народу было столько, что зал не вместил всех желающих и желающие разместились в проходах. Аплодисменты и бодрые возгласы сопровождали каждую композицию и наряду с порцией виски, заботливо выставленным на сцене, взбадривали музыкантов с каждый глотком. Публика забавлялась, наблюдая, как пианист в короткой паузе между темами, пытался дотянуться до своего стакана, но длины рук хватало лишь до прикосновения к емкости и не более. В конце-концов кто-то из гостей под аплодисменты зала подвинул посудину с живительной влагой ближе, и благодарный музыкант заиграл веселее. Труднее всего пришлось контрабасисту, поскольку его руки были заняты постоянно, а помочь подержать контрабас желающих не нашлось. Так и проиграл бедняга всухую весь концерт.

Два часа с небольшим перерывом пролетели достаточно быстро, но запомнились бодреньким джазом, теплым салатом с овощами гриль и сыром, романтической атмосферой клуба при свечах и скидочной картой презентованной Мазаю симпатичной хостесс.
Пять плюсов только из уважения к старику Элу.
+++++
_________________________
Всё, сказанное мной выше, является ложью. Включая это утверждение.
--------------
Спасибо Сергею Грекову за совпадение его видения с моим образом